МЕДНОЕ,СЕРЕБРЯНОЕ И ЗОЛОТОЕ ЦАРСТВА

МЕДНОЕ,СЕРЕБРЯНОЕ И ЗОЛОТОЕ ЦАРСТВА

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь. У него была жена Настасья-золотая коса и три сына: Петр-царевич, Василий-царевич и Иван-царевич. Пошла раз царица со своими мамушками и нянюшками прогуляться по саду. Вдруг налетел Вихрь, подхватил царицу и унес неведомо куда. Царь запечалился, закручинился, да не знает, как ему быть.


Действие первое – «беда». Жил-был царь. И все у него было. И вдруг налетает вихрь и появляется то, что можно назвать «неполнота». Что такое эта «неполнота»? Неполнота чего? Сейчас это называется общо и модно «экзистенциальный кризис», а если говорить по русски и понятно, то ты ощущаешь, что у тебя есть Душа и она томится. Чего-то не хватает! И очень трудно определенно понять и назвать по имени чего не хватает. Можно сказать только – появляется душевное движение. Душа же твоя несовершенна. Ей не хватает каких-то её «частей». Чтобы стать совершенней, душе нужно проделать большой путь и взять много уроков. Путешествие главное героя сказки — это и есть путешествие души.

Неполнота. Это неполнота души похожа на дырявый сыр. Это с одной стороны. С другой стороны же стороны, если присмотреться, то эти самые дыры в сыре или, иначе говоря, пустоты – есть то, что твоя же душа и заполняет как некий объем и начинает выпирать «из всех щелей». Ты живешь-живешь и вдруг понимаешь, что что-то надо менять и ты начинаешь искать что. Начинается духовный поиск.
Вот подросли царевичи, он им и говорит:
— Дети мои любезные, кто из вас поедет свою мать искать?
Собрались два старших сына и поехали. И год их нет, и другой их нет, вот и третий год начинается…

Первые два царских сына это то, что у тебя уже есть по жизни – это твои прежние личины и облики, это твои прежние победительные образы себя и привычные способы жить. Но это даже не образы, это образцы – это то, что делало тебя успешным в твоем прежнем мире, где была «полнота». Но теперь ты в мире Души… Духа… прежнее не работает… Ты чего-то ищешь, в твоей Душе возникает мощное Движение, но ты даже не понимаешь, что это именно душевное движение. Ты продолжаешь по-прежнему жить в мире-общества – ты пытаешь стать чемпионом мира, стать великим художником, ученым или поэтом, войти в анналы истории, ты достигаешь вершины, но там опять пустота – прежний ты ничем не может заполнить это ощущение «неполноты».
Стал Иван-царевич батюшку просить:
— Отпусти меня матушку поискать, про старших братьев разузнать.

А вот это разум создает новые образы. Тут можно сказать, что появляется «новая земля», «печище» — свободное, управляемое тобой пространство сознания, которое по мере очищения будет только расти и вместе с этим будет обучаться и усиливаться твой Разум.

В сказке нет случайных образов, «старый царь» — это личность. Личность — это всегда «зона комфорта». Ты пытаешься её покинуть — а тебя там что-то держит… каждую ниточку и каждый «костылек» (то, на что опираешься — подробней смотрите «опоры сознания») необходимо описать — иначе старый мир не отпустит.
— Нет, — говорит царь, — один ты у меня остался, не покидай меня, старика.
А Иван-царевич отвечает:
— Все равно, позволишь — уйду и не позволишь — уйду.
Что тут делать? Отпустил его царь.

Еще одно «действие» или как говорит Пропп «функция»:
Отправление в Путь. Чтобы отправиться в Путь нужна решимость. Тебе неоткуда её взять. Для этого нужно собрать себя по всем мирам, по которым ты размазан, тогда ты сможешь собраться с Силами и наполниться Духом.

Отправление в путь — важнейшее действие. Это переход. А переход — это всегда «смерть».
Уметь ходить по мирам — это вежественность. Путешествие по «тонким мирам» — это ведогонь.
Оседлал Иван-царевич своего доброго коня и в путь отправился. Ехал-ехал...

Конь — это твое Внимание (или как говорили старики В-ню-имание). Ты направляешь свое внимание и начинаешь распутывать самокат. В других сказках вместо Иван царевич катит клубок-самокат, который ему дает баба-яга.

В ряде других сказкок «охотник» выходит из дома и встает на след зверя — начинает его выслеживать (это по сути Тропление — в пяту).

Часто в сказке «Охотник садится на коня». Что это значит? Внимание растет из Охоты. Дух охотится и проливается в человеческий мир желанием желаний — поэтому внимание и ум все время блуждают — в поисках чего-нибудь интересного.

Ты все время ищешь — чем мы интересным себя занять или какое новое и интересно впечатление получить.

Через поиск интересного мы познаем себя. Вначале наше внимание произвольно — оно привязывается к объекту (вещь, явление, мир, существо, образ). Первый шаг на духовному пути обуздать своё внимание — научиться его собирать, направлять и удерживать. На втором шаге мы учимся внимание «расширять» («деконцентрировать») — охватывать им больший объем восприятия.
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Тут явно подчеркивается пренебрежение к движению (в смысле перемещению по пространству). Все действия в сказки происходят во время «остановки».
Как это обычно бывает: «Слетела шапка у Ивана-царевича и он обращается к тому, кто его несет. Остановись. Проходит мгновение – а уже 1000 верст пролетели». Движение происходит от остановки до остановки – основное действие там.
Доехал до стеклянной горы. Стоит гора высокая, верхушкой в небо уперлась.

Стеклянная гора, она же хрустальная гора – это образ твоей личности. Стекло или «склянь» — омертвелость, остекленнолость. Отсутствие жизни. Это образцы поведения, личины – одним словом личность. Неживая, «механистичная», склянь на скляни – каждая из которых надежно прикрывает какую боль – будь то душевная боль или телесная.
СКЛЯНЬ – в народной традиции, вся внутренняя грязь называется «склянью». Склянь делится на телесную и душевную. Склянью у охотников и кожевенников называются плохо выделанные участки кожи. Это участки, находящиеся в местах бывших травм животного. Кожа в этих местах плохо выделывается, а при высыхании стягивается и стекленеет. Становится похожей на кусок стекла. Потому и название имеет такое – склянь. Так и в человеке. Травмированные и болезненные участки тела или души, начинают грубеть и постепенно твердеть. Они все меньше и меньше пропускают сквозь себя жизненные силы, и все больше и больше начинают мертветь. С годами, скляни в человеке накапливается все больше и больше, и жизненным силам становится все труднее протекать сквозь тело. Когда потоки жизненных сил оказываются вовсе перекрытыми склянью, человек умирает. Образ затягивания человека склянью хорошо описан в русских народных сказках «Хрустальная гора», «Окаменелое царство». Там описывается царство, которое постепенно начинает затягиваться стеклом или камнем. И постепенно вся жизнь в нем останавливается. И, чтобы оживить это царство, и освободить из него царевну (свою душу), герой должен вначале победить злое чудище, охраняющее это царство (змея о 12 головах), а затем растопить это царство огнем.
Под горой — два шатра раскинуты: Петра-царевича да Василия-царевича.
— Здравствуй, Иванушка! Ты куда путь держишь?
— Матушку искать, вас догонять.
— Эх, Иван-царевич, матушкин след мы давно нашли, да на том следу ноги не стоят. Пойди-ка попробуй на эту гору взобраться, а у нас уже моченьки нет.

Два старших брата – это мышление. Мышление состоит из образцов — это всегда готовые решения. Большинство людей бездумно живет — ходит по кем-то уже проложенным «дорогам» как готовым способам решения задач. Одно из важнейших действий в волшебной сказке — это обрести истинного «дурака».

Не придурка или умственно отсталого, а того дурака, который смотрит на мир как в первый раз — не пытаясь накидывать на него привычную сетку узнавания, глаз такого дурака не замылен, ум острый — он видит мир таким, какой он на Самом Деле.

«сказочный дурак» — просветлен, а значит он может пройти никем не хоженым путем. Только так и никак иначе можно добраться до «Царя в голове», обрести свою землю, выйти на свою Скуму, обрести характер — то есть, стать «характерником».

Дурак не ждет чуда, он чудит сам. Его состояние — это Инаковость. В какой-то момент мир такого дурака отторгает или убивает, потому что он становится опасен. Поэтому в традиции были обереги вокруг таких «чудаков». Юродивых и блаженных в традиции оберегали — так как знали, что через них можно заглянуть в Иное и даже в Горний мир.
Мы три года внизу стоим, наверх взойти не можем.
— Что ж, братцы, попробую.


Когда ты в мышлении ты не можешь делать кресение. Кресение делать можно только в Разуме. Разум же наш почти останавливается в развитии тогда, когда мы из мира-природы, который непредсказуем, полностью переходим в мир-общество, которое полностью предсказуемо. Разум омертвевает и становится Мышлением (с-мы-сливанием). Наш Разум – это «младший брат» он необучен, он в зародыше… молод и зелен… но только он может забраться на эту «стеклянную гору», в которую ты сам и превратился. Иногда, кресение не идет, имеет смысл щелкнуть себе – в Разуме ты или в Мышлении.
Полез Иван-царевич на стеклянную гору. Шаг наверх ползком, десять — вниз кубарем. Он и день лезет, и другой лезет. Все руки себе изрезал, ноги искровянил. На третьи сутки долез до верху.

Ты идешь в себя шаг за шагом распутывая свою личность. И ты обязательно будешь идти в боль. «Обдерешь себе все руки и ноги в кровь». Вскроешь каждую склянь – под которой обнаружится «законсервированная» рана – душевная боль. Только вскрывая болячки ты начнешь выздоравливать. Отворить нужно каждый камень, что лежит на Душе, и пройти (прожечь, осветить) насквозь лежащие за этими камнеми провалища.
Стал сверху братьям кричать:
— Я пойду матушку отыскивать, а вы здесь оставайтесь, меня дожидайтесь три года и три месяца, а не буду в срок, так и ждать нечего. И ворон моих костей не принесет!

Он пошел в Очищение Сознания! И вот смотрите, он четко определяет запас времени, а по сути запас сил. Если собираешься идти в провалище нужно знать сколько у тебя сейчас есть сил, как только силы твои кончатся, лучше тебе оттуда выходить, иначе сгинешь. Прежде чем в западок входить такой договор с самим собой обязательно нужно заключить – ты идешь туда и ты знаешь какой у него размер (сколько вдохов замутнено) и знаешь что как только скажешь себе «ВСЕ !», так сразу выйдешь! Хозяйское состояние и что называется «техника безопасности».

В сказке где Иван-царевич доходит до камня и отворяет, то под камнем обнаруживается провалище (камень — это вход в западок или косму), тогда он втыкает палку и привязывает к ней веревку, но веревка оказывается короче, чем нужно и тогда Иван царевич на многие годы оказывается в подземном мире, где полностью забывает себя.

Если идешь в кресение нужно обязательно соблюдать технику безопасности — сделать капь, поставить караульщика или стража — и этим зацепиться за действительный мир.

«Стал сверху братьям кричать:» — братья остались снаружи, а ты пошел внутрь. То есть, какая-то часть твоего сознания должна зацепиться за дейстивтельный мир!

Оказываясь внутри пространства своего сознания все меняется — ты можешь потерять (забыть себя), забыть про время и просто «утонуть». Поэтому так определить размер «провалища» — это позволяет отвести нужный запас сил для «похода» в провалище. Если силы кончаются, караульщик тебя «выдергивает» в действительный мир. Это и есть «техника безопасности».
Отдохнул немного Иван-царевич и пошел по горе.

Вот! Прямое указание на набор силы перед тем, как идти в «поход».

В этой сказке Иван-царевич идет по горе (она стеклянная и это образ омертвелого сознания), в других сказках Иван-царевич спускается в провалище (отворив камень) и оказывается в подземном мире (в теневой части своего сознания, где живут «дикие звери» и «западки»). В других сказка «охотник» доходит до логова «зверя» и в это логово входит и проваливает туда, опять таки, оказываясь в подземном мире.
Шел-шел, шел-шел. Видит — медный дворец стоит.

Медный дворец, или медное царство – это среднее ядро сознания. Это обиталище чувствующей души. Столом этого царства является Середа или Сердце. Отсюда же богиня Середа.

В некоторых сказках Иван царевич приходит в медное царство и царством этим правит дева Обида. Иван царевич её побеждает и становится царем (хозяином) это царства.

Иначе пока ты медное царство не не вычистил, этим царством правит дева Обида… или просто Обида. И Середка твоя закрыта. Сердце закрыто.

Сверху это ядро сознания ограничено Горлом и снизу Ярлом. Это стогна они ограничивают и они же одновременно являются входами в верхнее и нижнее ядра сознания.
У ворот страшные змеи на медных цепях прикованы, огнем дышат. А подле колодец, у колодца медный ковш на медной цепочке висит. Рвутся змеи к воде, да цепь коротка.

Страшные змеи — это Обиды. Пока ты обижен (на мир, на других людей, на близких), твоя настоящая сила скована. Быть обиженным — это самому себя приковать к столбу.
Взял Иван-царевич ковшик, зачерпнул студеной воды, напоил змей.

Жить в состоянии обиды — это постоянно жить в поисках справедливости (это то, чему учит «ветхий завет»). Ты живешь в страстях. Обратите внимание – «студеная вода». Это как холодный рассудок. Ты остудил страсти — пришла Трезвость и Ясность.

Обидеться можно только на близкого человека — за то, что он тебя не понял, не сделал то, что ты от него ожидал, за то, что он нарушил справедливость. В обиде всегда есть нарушенная справедливость.

Чтобы убрать обиду, нужно понять другого человека. Понять и увидеть по какой причине он в отношении тебя поступил именно так, что ты на него обиделся.
Присмирели змеи, улеглись. Ты сделал выбор. Ты усмирил змеев. К тебе вернулась сила и спокойствие. Теперь в твоей груди огонь горит ровно. сердечный огонь старики называли «дрежа» и уподобляли его пламени свечи. У суетливого человека такой огонь коптит и дергается. У «маса» дрежа горит спокойно и ровно.

Теперь тебе открывается путь в Сердце. Открывается новый Путь и новая жизнь.
Прежде ты думал, что нужно совершить отмещение, восстановить справедливость — только так твоя Душа могла обрести мир. Теперь же для тебя открывается возможность прощать и любить — даже не смотря на то, что тебе это «невыгодно» )))). Это то, чему учится Новый Завет.
Он и прошел в медный дворец. Вышла к нему медного царства царевна:
— Кто ты таков, добрый молодец?
— Я Иван-царевич.
— Что, Иван-царевич, своей охотой или неволей зашел сюда?
— Ищу свою мать — Настасью-царицу.

Ты ищешь себя. Ты возвращаешь себе свою Душу. И вместе с ней свою Охоту! Охоту жить, жить своей жизнь — творить, создавать, быть Хозяином себе и своей судьбе.
Вихрь ее сюда утащил. Не знаешь ли, где она?
— Я-то не знаю. А вот недалеко отсюда живет моя средняя сестра, может, она тебе скажет.

Произошло первое воссоединение двух сил Души — Ума и Чувств.
Ум соединился с Сердцем!
Теперь тебе открывается путь к силам и даже к могуществу (кто могет — тот и маг), потому что вся сила идет от Сердца. Ты обретаешь новое «сердечное» Внимание — оно «тихое», теперь ты способен не просто собирать, направлять и удерживать внимания, ты способен его разносить и сливаться с объектом «познания».

Отворяя Сердце, очищая его от обид, мы открываем спрятанные там силы. Всего их 10.
Только открыв Сердце мы опускаем ниже — в область Живота.

Мы идем к воссоединению с Волей.
И дала ему медный шарик.
— Покати шарик, — говорит, — он тебе путь-дорогу до средней сестры укажет.

В других сказка дева Обида сворачивает царство в яйцо, которое Иван-царевич кладет в себе в карман. В любой момент это яйцо разворачивается обратно в царство. Также и с любым содержанием сознания — в любой момент ты можешь свернуть в «гвор» или развернуть его в целый мир.
А как победишь Вихря, смотри не забудь меня, бедную.- Хорошо, — говорит Иван-царевич.

Прямо здесь дается образ последовательного прохождения (очищения) ядер сознания. Например, западок нужно проходить как минимум три раза – по каждому из ядер сознания. Прошел западок по чувствам (медное царство), вышел. Пошел по телесным ощущениям (серебряное) вышел. Пошел по словам (золотое царство). Потом идешь в алмазное или жемчужное царство (дочищаешь все, что осталось и переходишь в поселенный пузырь).
Бросил медный шарик. Шарик покатился, а царевич за ним вслед пошел.

Это Самокат. Управляемое твоим Вниманием путешествие по нити судьбы (и нанизанным на эту нить образам) вспять.
Пришел в серебряное царство.

Серебряное царство – это нижнее ядро сознания. Столом его является Живот. Это ядро сознания является вместилищем Живой Души или Живы. Сверху это ядро сознания ограничено Ярлом, а снизу Зародом. Зарод это к тому же «нижние ворота».

Здесь кроется Воля — третья сила «чувствующей души».

В других сказках владычицей этого царства является дева Боль.

Пока ты не очистил это царство им правит дева Боль… или просто Боль.
У ворот страшные змеи на серебряных цепях прикованы. Стоит колодец с серебряным ковшом. Иван-царевич зачерпнул воды, напоил змей. Они улеглись и пропустили его.

Видите, идет последовательно очищение ядер сознания.

В медном царстве змеи были огненные — то есть, в тебе бушевали страсти.
и здесь змеи «страшные».

Ты встретился со своими страхами.
Чего мы боимся?
Дух бояться ничего не может,
но физическое тело боится смерти — поэтому мы боимся боли, которая сигнализирует нам о разрушении тела.
Такая боль — это страхи связанные с Живой, «животной душой» — той, что достается нам то родителей.
Но и наша собственная душа может испытывать страх — там где она слаба, туда нас и бьют,
поэтому мы и закрываемся личинами.

Личность во много притворожена к физическому телу — через «материк» и «тело боли».
Выбежала серебряного царства царевна.

Ты прочистил Живот и у тебя вскрылась сила (царица выбежала тебе на встречу). Южные словяне иногда называют эту область Хара. Соответственно казак, открывший Хару, отворяет находящуюся там силу. Таких казаков называли «характерник».

Но обратите внимание: Иван-царевич сначала очищает Середку. А потом спускается в нижнее ядро сознания – к Живе. Овладевая этим ядро сознания, ты овладеваешь мощью… внизу Моча – жидкость… Моча – это стихия воды и Мощь в тоже время. Если раньше времени вскроешь в себе такую мощь, то «моча в голову ударит» — не случайно так на Руси испокон веков говорят. Поэтому русский человек сначала очищает своё Сердце.
— Уже скоро три года, — говорит царевна, — как держит меня здесь могучий Вихрь. Я русского духу слыхом не слыхала, видом не видала, а теперь русский дух сам ко мне пришел.

Обратите внимание! Царевна серебряного не случайно говорит о «русском духе», которого давно уже не было.

Очищая серебряно царство, ты убираешь из тела боль, снимаешь на уровне сознания образы старых травм, ты вычищаешь телесную склянь. Ты вычищаешь все то, что «притворожено» к телу. В первую очередь к телу притворожены «западки». А в западке твоего Духа нет — там чужой дух. По этой причине западки надо вычищать в первую очередь.
Кто ты такой, добрый молодец? — Я Иван-царевич.

— Как же ты сюда попал: своей охотой или неволей.
— Своей охотой — ищу родную матушку. Пошла она в зеленый сад гулять, налетел могучий Вихрь, умчал ее неведомо куда. Не знаешь ли, где найти ее?

Делая очищение, ты всегда помнишь кто ты и помнишь свою цель. Идет постоянная проверка.
— Нет, не знаю. А живет здесь недалеко, в золотом царстве, старшая сестра моя — Елена Прекрасная. Может, она тебе скажет. Вот тебе серебряный шарик. Покати его перед собой и ступай за ним следом. Да смотри, как убьешь Вихря, не забудь меня, бедную. Покатил Иван-царевич серебряный шарик, сам вслед пошел.

Западок «притворожен» к телу, поэтому считается, что он относится к области «серебряного царства». Однако в западке пишется все, что происходит вокруг — это и чувства, и слова. Поэтому западок проходит минимум три раза — по всем ядрам сознания.

Но сначала всегда лучше начать проходить «по телу» — то есть, начинать нужно именно с Серебряного царства (нижнего ядра сознания). Сильные телесные ощущения (телесная боль и напряжения) могут перекрывать все остальное – чувства (медное царство) и звуки и слова (золотое царство).

Западки — «выдуливаются», то есть, прожигаются «дуличем»
Долго ли, коротко ли — видит: золотой дворец стоит, как жар горит. У ворот кишат страшные змеи, на золотых цепях прикованы. Огнем пышут. Возле колодец, у колодца золотой ковш на золотых цепях прикован.

Эти змеи — это то, что раздирает и растаскивает тебя. Змеи золотого царства — это невоплощенные желания (ларьвы), это чужие цели, это цели твои, но детские и устаревшие (ложные). Это также может быть и наброд ума.

Ярче всего проявляются ларьвы. Ларьвы — это принятые, но невоплощенные (по какой-то причине) и наполненные твоим Духом и Охотой решения. Ларьвы живут сами по себе — это своего рода сущности. Ты про них забываешь, а они уже живут своей жизнью, как самостоятельные существа. А ты только диву даешься иногда — куда это меня занесло? А зачем вдруг я это купил? Или зачем я 7 лет тренировался, чтобы стать чемпионом мира по пауэрлифтингу?
Иван-царевич зачерпнул воды, напоил змей. Они улеглись, присмирели.
Ты протрезвел. Ты отменил «ларьвы», ты убрал чужие «цели», ты воплотил или отменил чужие цели. Ты вернул себе силу и огонь, которые были отведены под эти цели и желания. Огонь, которым дышат эти змеи — это твой огонь, это твоя Охота, твоя Сила Жизни. Но пока ты воплотишь или не отменишь эти цели, ты себе этот огонь и силу не вернешь.
Зашел Иван-царевич во дворец; встречает его Елена Прекрасная — царевна красоты неописанной:
— Кто ты таков, добрый молодец?
— Я Иван-царевич. Ищу свою матушку — Настасью-царицу. Не знаешь ли, где найти ее?
— Как не знать? Она живет недалеко отсюда. Вот тебе золотой шарик. Покати его по дороге — он доведет тебя, куда надобно. Смотри же, царевич, как победишь ты Вихря, не забудь меня, бедную, возьми с собой на вольный свет.
— Хорошо, — говорит, — красота ненаглядная, не забуду.
Покатил Иван-царевич шарик и пошел за ним. Шел, шел и пришел к такому дворцу, что ни в сказке сказать, ни пером описать — так горит скатным жемчугом и камнями драгоценными.
Алмазное или жемчужное царство — это поселенный пузырь.
Начинается воссоединение всех трех ядер сознания.
Начинается воссоединение трех сил Души — Ума, Чувства и Воли.
У ворот шипят шестиглавые змеи, огнем палят, жаром дышат.
Эти гады уже пострашнее будут — у них уже 6 голов. Так будет всегда — чем больше делаешь очищение, чем дальше идешь в самопозанние, тем больше у тебя сил становится, тем более сильный противник тебе «по плечу». Поэтому иногда кажется, что двигаясь по пути самопознания, ты разрушаешься и становишься хуже. Хотя на самом деле все с точностью наоборот. Ты начинаешь видеть и осознавать в себе то, на что у тебя сил и объема свободного сознания не хватало. Но теперь хватает и теперь тебе опять надо все силы приложить для того, чтобы вести сражение со змеями. Это путь воина — постоянно подвижение себя за свой предел. Путь воина отличается от пути бойца. Боец вывернут наизнанку — он нацелен победить окружающий его мир, бойцу важно доказывать самому себе, что он состоятелен. Боец — это всегда «внешний человек». Воин обращен в себя — «здесь и сейчас» идет битва с противником который равен по силам… а иногда даже немного сильнее и тебе приходится становиться сильнее самому прямо во время этой битвы. Воин — это тот, чье внимание направлено на «внутреннего человека». В отличии от бойца, ты как воин уже не ищешь в окружающим мире того, кому ты можешь поставить ногу на грудь — ты ведешь такую битву которая «победителю мира» и не снилась.
Напоил их царевич. Присмирели змеи, пропустили его во дворец.
Здесь ты уже работаешь не с содержимым сознания (западки, наброды, заломы, обиды, ларьвы и поражени сознания), а с несовершенствами души. К которым ты в итоге и приходишь через очищение сознания. Скляни и мразь в сознании образуются в тех местах сознания, где душа слаба и несовершенна.
Прошел царевич большими покоями. В самом дальнем нашел свою матушку. Сидит она на высоком троне, в царском наряде разукрашенном, драгоценной короной увенчана. Глянула она на гостя и вскрикнула:
— Иванушка, сынок мой! Как ты сюда попал?!
— За тобой пришел, моя матушка.
— Ну, сынок, трудно тебе будет. Великая сила у Вихря.
Ты прочистил значительную часть сознания по всем ядрам и теперь у тебя начинает вскрываться Сила и открываться особые способности. Но с этой силой еще надо сметь совладать. Об это дальше и сказывается..
Вихрь — он же Кощей, он Кош — огненный змей.
В санскрите эту силу называют «ахамкара» — буквально сила создающая «Я».
Я — наше «эго». Это постоянная поглощенность собой и рефлексия самолюбования, и «бесподобность» — эту цену мы платим за наличие свободы воли и за выделенность из «вселенной».
Но повернутая вспять («ток жизни наничь» — коло-дун) «ахамкара» станоаится «кундалини» — побеждая «эго», мы сливаемся с Божественной Волей и достигаем преподобного Богу состояния.
Ну, да я тебе помогу, силы тебе прибавлю. Тут подняла она половицу, свела его в погреб.
Ты проработал верхнее (золотое) ядро сознания, теперь у тебя почти нет чужих и ложных целей, а значит ты почти хозяин своему Вниманию — ты можешь направлять его. И куда ты его направляешь? Ты опускаешься «вниз». В индийской йоге этот спуск является началом «кундалини-йоги». Ты опускаешься в самый нижний подвал — ты опускаешь в копчик, в крестец, где дремлет «огненный вихрь или огненный змей». В других сказках ты спускаешь в последний 12 подвал и там на цепях висит кощей, который просит у тебя воды попить. И ты «по-глупости» даешь попить ему воды, тогда он срывает цепи, взлетает и либо убивает тебя, либо бьет до беспамятства. Кош — этот тот самый огненный змей. Пробудившись раньше «кош» рвет стогна — то есть, разрывает связь Души с телом и по «становой жиле» прорывается в мир, откуда родом..

Пока у нас есть «эго» мы не способны стать «сверх-проводниками» для свернутой в «сакрум» божественной мощи.
Там стоят две кадки с водой — одна по правой руке, другая по левой.
Говорит Настасья-царица:
— Испей-ка, Иванушка, водицы, что по правую руку стоит.
Иван-царевич испил.- Ну, что? Прибавилось в тебе силы?
— Прибавилось, матушка. Я бы теперь весь дворец одной рукой перевернул.
— А ну, испей еще!
Царевич еще испил.
— Сколько, сынок, теперь в тебе силы?
— Теперь захочу — весь свет поворочу.
Вскрываются такие силы, которые превращают обычного человка в былинного богатыря. И это не сказка — это быль. И свидетельством тому являются описания жития богатырей и описания случаев спонтанного вскрытия силы у обычных людей в экстремальных ситуациях .
— Вот, сынок, и хватит. Ну-ка, переставь эти кадки с места на место. Ту, что стоит направо, отнеси на левую сторону, а ту, что стоит налево, отнеси на правую сторону.
Иван-царевич взял кадки, переставил с места на место.
Здесь ты обретаешь способность управлять своей силой. Вначале ты забираешь свою силу у своих личностных сущностей, в том числе и тех, которые вырастают на «западках».
Но здесь еще один смысловой уровень.

«Переставить с места на место» — это ключ, для колдуна. Само слово колдун изначально писалось коло-дун. Коло — это круг, колесо, это вращение и обращение. Коло-дун — это тот, кто может обращать и обращать-ся. Обращать силу вспять, обращать вспять Охоту.

Вспоминайте — Иван-царевич все время идет с Охотой. Это Охота Духа — она что-то вроде клея, который тебя как душу вклеивает в земное воплощение и эта охота есть ничто иное как «желание желаний». Но вот тебе удалось эту Охоту вспять повернуть. Звучало еще так — «обернуть ток Охоты наничь». И ты повернул и теперь у тебя нет «эго», ты освободился от «земных» желаний — ты обратился туда, откуда пришел. Ты обратился в мир Духа, ты обратился к Источнику, к «БОГУ».

Очень близок к русскому санскрит. На санскрите сила, которая вклеивает тебя в вплощение, называется «ахамкара». Если ты разворачиваешь «ахамкару» в обратную сторону она становится «кундалини». И это достигается не «техниками», а духовным подвижничеством — духовным трудом.

Иначе говоря, если ты побеждаешь свое «эго», тогда дремлющий в нижнем подвале«вихрь» пробудится и пойдет «вверх».

Что для этого нужно? Очищать сознание. Любить, прощать, быть великодушным, помогать другим людям.

Говорит ему царица Настасья:
— В одной кадке сильная вода, в другой — бессильная. Вихрь в бою сильную воду пьет, оттого с ним никак не сладишь.
Эго победить почти невозможно — так как эго (гордыня) это и есть твоя «свобода воли». Эго умудряется присваивать себе все твои «духовные достижения» — например, ты сделал доброе дело — бескорыстно, просто доброе дело — и здесь начинаем думать «какой я молодец!»… )))
Воротились они во дворец.
— Скоро Вихрь прилетит, — говорит царица Настасья. — Ты схвати его за палицу. Да смотри не выпускай. Вихрь в небо взовьется — и ты с ним: станет он тебя над морями, над горами высокими, над глубокими пропастями носить, а ты держись крепко, рук не разжимай. Умается Вихрь, захочет испить сильной воды, бросится к кадке, что по правой руке поставлена, а ты пей из кадки, что по левой руке… Только сказать успела, вдруг на дворе потемнело, все вокруг затряслось.
Когда настоящие силы вскрываются, тебя начинает трясти, в глазах темнеет. Но ты годами жил в подвиге и учился не терять себя оказываясь в неведомом — а темным лес твоего сознание это самое настоящее неведомое. Делая очищение сознания, ты научился не терять себя оказываясь в неведомом и научился находить опору там только в самом себе. И теперь ты в принципе умеешь ходить в неведомое — потому что ты научился не терять себя. Когда сила начнет опьянять тебя, ты и здесь сможешь остаться собой. Когда сила начнет тебя трясти, ты и здесь останешься в себе.
Влетел Вихрь в горницу. Иван-царевич к нему бросился, схватился за палицу.
— Ты кто таков? Откуда взялся? — закричал Вихрь. — Вот я тебя съем!
Посмотрите, Иван-царевич не называет себя. Когда вскрываются силы, ты должен быть им равен, тогда как любой образ себя — это ограничение, не способное эти силы вместить. Например, индийские садху при подъеме кундалини спасают себя от полного уничтожения тем, что отождествляются с тем или иным божеством.

Также и русские Святые Подвижники отдают себя полностью во власть Божью — «эго» тварно и не способно вместить «божественные силы».

— Ну, бабка надвое сказала! Либо съешь, либо нет. Рванулся Вихрь в окно — да в поднебесье. Уж он носил, носил Ивана-царевича… И над горами, и над морями, и над глубокими пропастями. Не выпускает царевич из рук палицы. Весь свет Вихрь облетел. Умаялся, из сил выбился. Спустился — и прямо в погреб Подбежал к кадке, что по правой руке стояла, и давай воду пить.
А Иван-царевич налево кинулся, тоже к кадке припал. Пьет Вихрь — с каждым глотком силы теряет. Пьет Иван-царевич — с каждой каплей силушка в нем прибывает. Сделался могучим богатырем. Выхватил острый меч и разом отсек Вихрю голову.
Закричали позади голоса:
— Руби еще! Руби еще! А то оживет!
— Нет, — отвечает царевич, — богатырская рука два раза не бьет, с одного раза все кончает.
Сомнений больше нет, ты освободился от страстей. Свобода!
Побежал Иван-царевич к Настасье-царице:
— Пойдем, матушка. Пора. Под горой нас братья дожидаются. Да по дороге надо трех царевен взять. Вот они в путь-дорогу отправились. Зашли за Еленой Прекрасной.
Она золотым яичком покатила, все золотое царство в яичко запрятала.
— Спасибо тебе, — говорит, — Иван-царевич, ты меня от злого Вихря спас. Вот тебе яичко, а захочешь — будь моим суженым.
Взял Иван-царевич золотое яичко, а царевну в алые уста поцеловал. Потом зашли за царевной серебряного царства, а потом и за царевной медного. Захватили с собой полотна тканого и пришли к тому месту, где надо с горы спускаться. Иван-царевич спустил на полотне Настасью-царицу, потом Елену Прекрасную и двух сестер ее.
Братья стоят внизу, дожидаются. Увидели мать — обрадовались. Увидели Елену Прекрасную — обмерли. Увидели двух сестер — позавидовали.
— Ну, — говорит Василий-царевич, — молод-зелен наш Иванушка вперед старших братьев становиться. Заберем мать да царевен, к батюшке повезем, скажем: нашими богатырскими руками добыты. А Иванушка пусть на горе один погуляет.
— Что ж, — отвечает Петр-царевич, — дело ты говоришь. Елену Прекрасную я за себя возьму, царевну серебряного царства ты возьмешь, а царевну медного за генерала отдадим.
Настоящие испытания только начинаются. Силы вскрылись, многое открылось, но самое сложное научиться с этими силами и способностями жить в миру — среди людей, в мире обществе. Если твоя душа по прежнему имеет несовершенства — то «мир общество» тебя неизбежно зацепит каким-либо соблазном и ты в раз можешь утерять все, что открылось тебе.
Тут как раз собрался Иван-царевич сам с горы спускаться; только стал полотно к пню привязывать, а старшие братья снизу взялись за полотно, рванули из рук у него и вырвали. Как теперь Иван-царевич вниз спустится?
Ты поменялся, ты стал другим, и теперь тебе нет ходу в миры, в которых ты жил раньше.
О том, что происходит дальше додумайте сами, но для этого надо знать как делать Целеустроение и как наша Личность устроена.
Остался Иван-царевич на горе один. Заплакал и пошел назад. Ходил-ходил, нигде нет ни души. Скука смертная! Стал Иван-царевич с тоски-горя Вихревой палицей играть.
Только перекинул палицу с руки на руку — вдруг, откуда ни возьмись, выскочили Хромой да Кривой.
— Что надобно, Иван-царевич! Три раза прикажешь — три наказа твоих выполним.
Говорит Иван-царевич:
— Есть хочу, Хромой да Кривой!
Откуда ни возьмись — стол накрыт, на столе кушанья самые лучшие.
Поел Иван-царевич, опять с руки на руку перекинул палицу.
— Отдохнуть, — говорит, — хочу!
Не успел выговорить — стоит кровать дубовая, на ней перина пуховая, одеяльце шелковое. Выспался Иван-царевич — в третий раз перекинул палицу. Выскочили Хромой да Кривой:
— Что, Иван-царевич, надобно?
— Хочу быть в своем царстве-государстве. Только сказал — в ту же минуту очутился Иван-царевич в своем государстве. Прямо посреди базара стал. Стоит, озирается. Видит: по базару идет ему навстречу башмачник, идет, песни поет, ногами в лад притоптывает — такой весельчак!
Царевич и спрашивает:
— Куда, мужичок, идешь?
— Да несу башмаки продавать. Я ведь башмачник.
— Возьми меня к себе в подмастерья.
— А ты умеешь башмаки шить?
— Да я все, что угодно, умею. Не то что башмаки, и платье сошью.
Пришли они домой, башмачник и говорит:
— Вот тебе товар самый лучший. Сшей башмаки, посмотрю, как ты умеешь.
— Ну что это за товар?! Дрянь, да и только!
Ночью, как все заснули, взял Иван-царевич золотое яичко, покатил по дороге. Стал перед ним золотой Дворец. Зашел Иван-царевич в горницу, вынул из сундука башмаки, золотом шитые, покатил яичком по дороге, спрятал в яичко золотой дворец, поставил башмаки на стол, спать лег.
Утром-светом увидал хозяин башмаки, ахнул:
— Этакие башмаки только во дворце носить!
А в эту пору во дворце три свадьбы готовились: берет Петр-царевич за себя Елену Прекрасную, Василий-царевич — серебряного царства царевну, а медного царства царевну за генерала отдают.
Принес башмачник башмаки во дворец. Как увидала башмаки Елена Прекрасная, сразу все поняла: «Знать, Иван-царевич, мой суженый, жив-здоров по царству ходит».
Говорит Елена Прекрасная царю:
— Пусть сделает мне этот башмачник к завтрему без мерки платье подвенечное, да чтобы золотом было шито, каменьями самоцветными приукрашено, жемчугами усеяно. Иначе не пойду замуж за Петра-царевича. Позвал царь башмачника.
— Так и так, — говорит, — чтобы завтра царевне Елене Прекрасной золотое платье было доставлено, а не то на виселицу!
Идет башмачник домой невесел, седую голову повесил.
— Вот, — говорит Ивану-царевичу, — что ты со мной наделал!
— Ничего, — говорит Иван-царевич, — ложись спать! Утро вечера мудренее.
Ночью достал Иван-царевич из золотого царства подвенечное платье, на стол к башмачнику положил. Утром проснулся башмачник — лежит платье на столе, как жар горит, всю комнату освещает. Схватил его башмачник, побежал во дворец, отдал Елене Прекрасной.
Елена Прекрасная наградила его и приказывает:
— Смотри, чтобы завтра к рассвету на седьмой версте, на море стояло царство с золотым дворцом, чтобы росли там деревья чудные и птицы певчие разными голосами меня бы воспевали. А не сделаешь — велю тебя лютой смертью казнить.
Пошел башмачник домой еле жив.
— Вот, — говорит Ивану-царевичу, — что твои башмаки наделали! Не быть мне теперь живому.
— Ничего, — говорит Иван-царевич, — ложись спать. Утро вечера мудренее.
Как все заснули, пошел Иван-царевич на седьмую версту, на берег моря. Покатил золотым яичком. Стало перед ним золотое царство, в середине золотой дворец, от золотого дворца мост на семь верст тянется, вокруг деревья чудные растут, певчие птицы разными голосами поют.
Стал Иван-царевич на мосту, в перильца гвоздики вколачивает.
Увидала дворец Елена Прекрасная, побежала к царю:
— Посмотри, царь, что у нас делается!
Посмотрел царь и ахнул.
А Елена Прекрасная и говорит:
— Вели, батюшка, запрягать карету золоченую, поеду в золотой дворец с царевичем Петром венчаться. Вот и поехали они по золотому мосту. На мосту столбики точеные, колечки золоченые А на каждом столбике голубь с голубушкой сидят, друг дружке кланяются да и говорят:
— Помнишь ли, голубушка, кто тебя спас?
— Помню, голубок, — спас Иван-царевич.
А около перил Иван-царевич стоит, золотые гвоздики приколачивает.
Закричала Елена Прекрасная громким голосом:- Люди добрые! Задержите скорей коней быстрых. Не тот меня спас, кто рядом со мной сидит, а тот меня спас, кто у перильцев стоит!
Взяла Ивана-царевича за руку, посадила с собой рядом, в золотой дворец повезла, тут они и свадьбу сыграли.
Вернулись к царю, всю правду ему рассказали. Хотел было царь старших сыновей казнить, да Иван-царевич на радостях упросил их простить. Выдали за Петра-царевича царевну серебряного царства, за Василия-царевича — медного. Был тут пир на весь мир! Вот и сказке конец.
238
Нет комментариев. Ваш будет первым!