Немного о Круге земном

Немного о Круге земном

Так уж сложилось, что до «Круга земного» я добрался недавно. Мне казалось, что найти что-то новое и интересное в источнике, изученном вдоль и поперек уже невозможно. К тому же я занимаюсь в основном славянами, а тут история Скандинавии. Случай заставил меня взяться за прочтение «Круга земного», я готовлю материал об образе скандинавов. О славянских моментах источника написано много, но как оказалось не все. Некоторые общеизвестные вопросы открылись по-новому.
Начнем. В Скандинавской мифологии вы нигде не найдете перевода имени Один. Есть прозвища, но нет перевода. Стурлусон пишет, что Один пришел в Швецию, следовательно он не является скандинавом. Имя главного бога по прочтении больше подходит к славянскому определению один-единственный-первый. Возможно Один это не имя, а определение единоначалия. Более того, вы не найдете в скандинавских источниках такого имени человека, но есть производные, на это указывается в Круге земном.
«От имени Один пошло имя Аудун, и люди так называли своих сыновей, а от имени Тора пошли имена Торир или Торарин, а в сочетании с другими словами – Стейнтор или Хавтор и многие подобные.»
Как видим не только имя Один не скандинавского происхождения, но и вероятно Тор. Хотя возможно приставки означают что-то иное, как например Карлсен — сын Карла. Более того, в начальной истории Скандинавии изобилие иностранных имен. Они похожи на кельтские, славянские.
«Ванланди, сын Свейгдира, правил после него и владел Богатством Уппсалы…Раз он остался на зиму в Стране Финнов у Сньяра Старого и женился на его дочери Дриве… Дрива послала за колдуньей Хульд, а Висбура, сына ее и Ванланди, отправила в Швецию…
Домар, сын Домальди, правил после него…
Дагейд, дочь конунга Дага Могучего, от которого пошел род Дёглингов. Жену Альва звали Бера.»
Из отрывка ясно следует, что Домар может принадлежать как кельтам, так и славянам. Имя богини Мара прослеживается в имени. Не заметить в имени Дрива славянских корней тоже трудно. Ванланди имя спорное, могло быть переиначено скандинавским языком. Висбур или Висбор более логично отнести к славянским корням. Тот же Избор сын Славена, подтверждение. А Дагейд и Даг и вовсе кельтские, в ирландской мифологии имя Даг упоминается часто. И что любопытно, чем позже временное событие, описываемое в источнике, тем реже употребляются не скандинавские имена.

Тема споров о происхождении термина викинг, тоже оказывается, прослеживается в источнике. В Круге земном он конечно не расшифровывается, но Стурлусон указывает, что изначально таких людей называли иначе.

« В те времена правитель, который совершал набеги, звался лютым, а его воины – лютыми».
Ничего не напоминает? Лютые — Лютичи — племя западных славян, как видим, славянские корни у скандинавских викингов имеются. Это перевод скандинавского слова. Термин викинг, Стурлусон начинает употреблять в описании позже указанного определения лютые.
Одним из утверждений является то, что викинги это сплошь скандинавы и своеобразная каста воинов. Первое утверждение опровергает сам Стурлусон.
«Когда они выехали на восток в море, на них напали викинги. Это были зсты. Они захватили и людей, и добро. Некоторых из захваченных в плен они убили, в других поделили между собой как рабов».
Как видим, викингами могли быть любые народы. И даже славяне. Косвенное подтверждение находим в «Круге земном».
«Эйрик ярл поплыл на юг в Страну Вендов. У Стаура он встретил несколько викингских кораблей и вступил с ними в бой. Он одержал победу и убил викингов».
Конечно, это могли быть и датчане, и фризы, но могли быть и славяне. А вот была ли это каста воинов? Скорее уж каста разбойников и грабителей, на это больше похоже. К касте воинов можно отнести йомсвикингов, варягов и варингов. То что это обозначение воинов, несомненно, но воинов принадлежащим к разным народам. Родиной йомсвикингов в «Круге земном» называется страна вендов. В саге о йомсвикингах, автор описывает жесткий кодекс этих воинов. Называет «Круг земной» и варягов.
«во времена Кирьялакса, кейсара Миклагарда, в этом городе были большие дружины варягов. Одним летом, когда кейсар был в каком-то походе и был разбит лагерь, варяги стояли на страже и охраняли конунга. Они расположились в поле, вне лагеря. Всю ночь они по очереди стояли на страже, и те, кто раньше стоял на страже, ложились спать. Они все были в полном вооружении.
У них было в обычае, ложась спать, оставлять шлем на голове, класть щит на себя, а меч – под голову и держать правую руку на его рукояти».
Подобный обычай мне не удалось найти в скандинавских источниках. Однако подобное отношение к ночевке упоминается в повествованиях о князе Святославе.
Касательно варингов Сторлусое тоже четко разъясняет, служили наемниками и были все христиане. Выходит, что варинги появились в Византии не ранее распространения христианской религии в Скандинавии и Руси. Либо вступая в гвардию, варинги обязаны были принять христианство.
В «Круге земном» упоминаются еще одон тип воинов берестенники. Вот кто они и к какому народу принадлежат, это вопрос.
«Войско, которое называли берестениками, составилось из большого множества разных людей. Это был народ суровый и очень искусный во владении оружием, но довольно несдержанный. Они вели себя буйно и бешено, когда их было очень много. Среди них было мало таких, которые могли дать хороший совет или были привычны править страной или знали законы или умели управлять войском. И хотя некоторые из них понимали, что к чему, большинство хотело делать то, что им вздумается. Им казалось, что в силу их многочисленности и их мужества они могут ничего не бояться».
Также четко источник указывает на постоянное участие славян в воинах, как союзников.
«Отта кейсар собрал большую рать. У него были люди из Страны Саксов, Страны Франков и Страны Фризов, а из Страны Вендов к нему присоединился Бурицлав конунг с большим войском. С ним был и Олав сын Трюггви, его зять. У кейсара была большая конница, но пехоты у него было много больше. У него было также большое войско из Хольтсеталанда».
Славяне не только были известны, как сильные и смелые воины, но они ясно осознавали свою силу. Вот как об этом пишет Стурлусон.

«Асбьёрн говорит:
– Если, бонд, все так, как ты говоришь, и мы не сможем купить зерна, тогда у меня есть не менее важное дело. Я хочу отправиться к своим родичам в Соли и навестить Эрлинга.
Торир говорит:
– А кем тебе приходится Эрлинг?
Асбьёрн отвечает:
– Моя мать ему сестра.
Торир говорит:
– Может быть, тогда я говорил опрометчиво, раз ты племянник конунга ругиев.
Тут Асбьёрн и его люди разобрали шатер и повернули корабль в море.
Торир тогда сказал:
– Счастливого пути! И заходите сюда на обратном пути.
Асбьёрн говорит, что они так и сделают. Они отправились в путь и вечером приплыли в Ядар. Асбьёрн, взяв десять человек, сошел на берег, а остальные десять человек остались охранять корабль. Когда Асбьёрн пришел в усадьбу, его там хорошо приняли. Эрлинг был очень рад его приезду, он усадил его рядом с собой и стал расспрашивать о новостях с севера. Асбьёрн подробно рассказывает ему о том, что у них произошло. Эрлинг сказал:
– Плохо, что конунг запретил продавать зерно. Я знаю, нет никакой надежды, что здесь кто-нибудь посмеет вслушаться приказа конунга, а мне и так трудно ладить с ним, так как многие хотят нас рассорить.
Асбьёрн говорит:
– Поздно я узнаю правду. Когда я был молод, мне говорили, что все в роду у моей матери свободные люди, и самый знатный из ее родичей – Эрлинг из Соли. А теперь я слышу, как ты говоришь, что зависишь от рабов конунга и не можешь распоряжаться своим собственным зерном, как тебе хочется.
Эрлинг посмотрел на него, усмехнулся и сказал:
– Вы, халогаландцы, меньше знаете о могуществе конунга, чем мы, ругии. Такие смелые речи ты сможешь, вести дома, и тебе уже недолго осталось ждать. Давай сначала сядем пировать, племянник, а завтра посмотрим, как быть с твоим делом.
Они так и сделали и веселились весь вечер. На следующий день Эрлинг и Асбьёрн стали беседовать. Эрлинг сказал:
– Я кое-что придумал насчет твоего намерения купить зерно, Асбьёрн. Кте должен быть тот, у кого ты собираешься купить зерно?
Асбьёрн говорит, что ему все равно, у кого покупать, лишь бы тот, кто предлагает, имел на это право. Эрлинг сказал:
– Я думаю, что у моих рабов ты сможешь купить столько зерна, сколько тебе надо. На них законы не распространяются.
Асбьёрн говорит, что ему это подходит. Рабам сказали, что у них хотят купить зерна. Они принесли зерна и солода, продали Асбьёрну, и он загрузил свой корабль, как хотел. Когда он собрался в дорогу, Эрлинг на прощание поднес ему та знак дружбы богатые подарки, и они расстались большими друзьями…
Ториром. Торир спрашивает, что за груз у Асбьёрна на корабле. Тот отвечает, что это зерно и солод. Торир говорит:
– Эрлинг по своему обыкновению ни во что не ставит приказ конунга. Ему не надоедает во всем противиться конунгу. Странно, что тот ему все спускает».
Как видно из отрывка, славяне не боялись скандинавских конунгов, это представители Скандинавии опасались славян. Более того, читая «Круг земной» вы регулярно сталкиваетесь с нападением скандинавов друг на друга и обязательной мести. Месть происходит либо сразу, либо позже. И что интересно, на нападения славян скандинавы не отвечали ответным нападением.
«Круг земной» описывает нападение славян на скандинавский город, славяне победили и взяли крепость.
«Реттибур (Ратибор – примечание мое) конунг с остатками своего войска вернулся в Страну Вендов. Многие из тех, кто были взяты в плен в Конунгахелле, долго оставались в Стране Вендов в рабстве, а все те, кто были освобождены и вернулись в Норвегию в свои отчины, стали жить хуже, чем раньше».
Ни кто не решился преследовать войско славян. «Круг земной» сообщает о больших потерях, вероятно, это простое преувеличение. Ведь если войско славян понесло большие потери и после этого не подверглось нападению бравых норвежцев, то означает лишь то, что либо скандинавы побаивались сражаться со славянами, либо потери князя сильно преувеличены. Славяне вообще часто нападали на скандинавов, об этом пишет Стурлусон
«Девять купеческих кораблей, готовых к поездке в Восточные Страны, стояли на реке у пристани. Венды подошли к этим кораблям и вступили в бой с купцами. Купцы вооружились и долго сопротивлялись отважно и мужественно. Купцы были побеждены только после жестокой битвы».
Девять кораблей с охраной это не мало, но как видим, славяне не побоялись и победили. О смелости славян говорят и другие источники, например Гельмольд. Вот так прочтение уже известного источника отрывает много любопытного, о чем замалчивали другие историки.

959
Нет комментариев. Ваш будет первым!