​Славяно-Арийские Праздники. День Бога Трояна. 24 Рамхатъ 7529 лѣто от СМЗХ (13 - 14 октября 2020 г). часть1.

​Славяно-Арийские Праздники. День Бога Трояна. 24 Рамхатъ 7529 лѣто от СМЗХ (13 - 14 октября 2020 г). часть1.


Сегодня мы отмечаем День Бога Трояна, олицетворяющего троичность мироустройства. Троян — хранитель путей устроения Вселенной. В сей день происходят обряды обретения Силы и устроения Древа Сознания. Бог Троян — Бог-Хранитель Праведных Путей ведущих во Сваргу,
управляет Временем и Пространством. Из Славянской мифологии: О поклонении Трояну–Батюшке сообщается в древних славянских преданиях (поздней, впрочем, записи), в средневековых русских летописях и в поучениях против язычества, в сказаниях и литературе родственных нам
народов.
Имя Трояна в русской литературе приводится рядом с именами Великих Божеств, что говорит и о Величии Трояна. «Хождение Богородицы по мукам» (12 в.): «то они все боги прозваша: сълнце и месяц, отъ камени ту устроя трояна хърса, велеса, перуна». «Слово и откровение святых апостолов» (16 в.): «и въ прелъсть великоу не внидут мняще богы, многъi пероуна и хорса дыя, и трояна, и инiи мноsи, ибо яко то ч(е)л(ове)ци был сут(ь) стареишины пероунь въ елинех, а хорсь въ кипре, троянь бяше ц(а)рь в риме» Не правы те, кто считают Бога Трояна обожествленным
римским императором Траяном Марком Ульпием (53 – 117), из династии Антонинов[1]. Делаемая автором приведенного текста «сноска» наивна до нельзя. Надо ли говорить о том, что общеславянский Бог Перун не входил в греческий пантеон, а о Хорсе на Кипре отродясь не слыхивали?..
В «Слове о полку Игореве» имя Трояна приводится в сочетании с понятиями, отражающие некие мифические постулаты или представления его культа. «Рища (Боян) въ тропу Трояню чрез поля на горы» — «Рыщет (Боян) по тропе Трояновой, через поля на горы»; «были вечи Трояни» — «Были
века Трояновы»; «на седьмомъ веце Трояни връже Всеславъ жребiй о девицю себе любу» — «На седьмом веке Трояна, вырезал Всеслав жребий о девице, себе любой»; «Вступил(а) (обида) девою в землю Трояню» — «Вступила (обида) девою в землю Троянову». То же в «Велесовой книге»: «А НЕ ДАХОМ СМЕ ЗЕМЕ НАШЕ ЯКО ЗМЕ ТРОЯНЮ СМЕ НЕ ДАХОМ СЕН РОМИЕНА» – «И не отдали землю нашу, как не отдали (предки наши) землю Троянову ромеям» (ВК 2, 7б, 8), «А ИНТРА ИДЕ ЗА НЕ ЯКО ШЕД ЗА ОТЦЕ НАША НА РОМИЕ ДО ТРОЯНЕ ЗЕМЕ» — «И Индра шел за нами, как шел за отцами нашими на ромеев до Трояновой земли (или «по Трояновой земле»)» (ВК 2, 7в, 5-6)
Попытки истолковать все эти «темные места» (соответственно тропу Трояна, как дорогу Траяна (Via Traiani), протянувшейся от Дуная до Прута и далее на восток по южной Руси, а ходить
по ней – «совершать славные подвиги» (Н.М. Гальковский), век Трояна – время славы и могущества (единственное, в чем толкователи почти не ошиблись), земля Трояна –
территории, завоеванные Римом и платящие ему дань) ошибочны в корне. Вся громадина построения разбивается об их собственный постулат, согласно которому славяне появились на исторической арене, дай Бог, где-то веке в шестом. С Траяном, умершим в начале второго века, им, в таком случае, воевать не довелось. Так с чего бы славянам запоминать именно Траяна, а не Нерона, Калигулу или, например, Диоклетиана? Со времени принятия в Римской Империи христианства, культ императоров прекратился и вряд ли он возродился на Руси. Эти вопросы ставились уже самими комментаторами имени Трояна, но толковых ответов и доныне нет.
Согласно мифологическим положениям общины «Триглав», Троян, суть – первокнязь. Он единственный из Богов, кто правил на земле (Руси), в мире людей. Все княжеские династии произошли от него – недаром родовой знак Рюриковичей изображает трезубец Трояна.





Та древняя, мифическая (доисторическая) пора, когда миром правил Троян, по сути, и есть пресловутый «Золотой Век», ибо тогда на земле было благоденствие, достаток и царила
справедливость, и мир был цел. Это и были «Века Трояновы», времена былин и сказок. Понятие же «Тропы Трояна» мы рассмотрим в ином изложении, поскольку данное речение является
мистическими и требует особого исследования. Впрочем, стоит упомянуть, что одно из имен Пути Млечного – «Троянова дорога». Земля же Трояна – весь мир, все обжитое (цивилизованное)
пространство, территория Владычества Арийских и Славянских народов. В период становления русской государственности (Владимир Святой – Гостомысл, Рюрик – Владимир Окаянный, Ярослав Мудрый – Владимир Мономах) характерно более узкое восприятие «Земли Трояна» как
территории Руси. Ученые отмечают, что название «Земля Трояна» могло возникнуть только в том случае, если сие Божество почиталось как основатель (предок) княжеского правления, как «первокнязь». Подтверждение тому есть в строках «Велесовой книги», где говорится о посажении
Трояном на престолы княжеские своих сыновей и внуков: «А ТО БЛЯГО СУТРАТИХОМ ОТЪ ХЪЗЯРОУ ПО ВЕЦЕ ТРОЯНИУ ЯКИ ПЕРВЕ НАСАДИ СЕ СО СЫНИ СВА И ВНУЧИ» – «И то благо
утратили (мы) из-за хазар… после веков (века) Трояновых, который (на княжение) первый сел со сынами своими и внуками», «ВНУКО ТРАЯНИА БЯ САМООТЕН СЕ ДРУСИ МЕНОГАЯ И БЯ УТЩЕН» – «Внук Трояна был самоотен, со друзьями многими, и был убит» (ВК 3 а). Князья, по сути,
званы по Его гордому имени – внуки Трояновы. Русские летописания сохранили нам легенду, в которой отмечена связь Трояна–Триглава с началом княжения, с образованием «государственности». Легенда положена в основание «Сказания о зачатии Москвы и Крутицской
епископии», записанном примерно во второй половине 17 в. В 1206 г. великий князь Данил Иванович (лицо вымышленное), вместе со своим спутником, греком Василием, ясновидцем, ездил в поисках места, где бы построить престольный град. Вот попали они «во остров
темен и непроходим зело. В нем же болото велико и топок. И посреди того болота и острова узрел князь великий Данил Иванович зверя превелика и пречудна, треглава и пестра вельми пестринами различна и красна зело. И вопроси Василия греченина, что есть видение се причюднаго зверя. И сказа ему Василий греченин: «Великий княже, на сем месте созиждется град превелик и распространится царствие треугольное, и в нем умножатся различных орд люди, то есть прообразует зверя сего троеглавнаго, а различнии в нем цвети — то же есть прообразует различных орд люди». По прошествии шести лет заложил князь город «и нарекоша имя ему Москва».
Троян – первый князь, мифический основатель княжеской династии. По этому немудрено, что для обоснования изначального величия Москвы, как града престольного, книжник использовал существовавшие в то время сказы о начале княжения или о начале града, земли, предсказанном
Трояном, и, соответственно, перенес все действие во времена для него почти что сказочные. Троян здесь описан как трехголовый зверь, что вполне понятно, потому как впрямую ни о Трояне, ни о каком другом языческом Божестве, в эти годы (1600-е) говорить не приходилось. О троеглавце-человеке книжник тоже написать не мог, поскольку издревле известно, что такие существа водятся где-то далеко, в иноземии. А если бы его, прикрываясь сказочностью сюжета, и удалось бы ввести, то тогда бы пришлось развить тему дальше, насочиняв еще и беседу князя с троеглавцем. Выбран был более простой вариант – князю видится трехглавый зверь. Любопытны следующие показательные моменты: видение не конкретизировано, это просто некий «зверь»; князь почему-то даже не пытается на него охотиться; нигде в тексте не говорится, что этот зверь
был явлен Богом, как знамение. Книжник сознательно уклоняется от обсуждения этой темы, ему было важно лишь задать одно единственное условие – трехглавость. Эта трехглавость и толкуется, как символ «царства треугольного».
Ученые предлагают понимать это, как объединение: Великая Русь, Малороссия и Белая Русь. На деле же это то же самое, что и «земля Трояна» – та же Русь (то есть, по сути и буквально, «тройная земля»). Книжник, однако, говорит еще и о том, что три головы обозначают разные группы
населения в том граде. Это легче понять в свете кастовой трехчастности древнего арийского общества: духовенство и ученые (брахманы — волхвы), воины и правители (кшатрии – князья и вои), торговцы и работный люд (вайшьи — огнищане). Имя Трояна прописано в «Великоустюжском сборнике заговоров» (17 век): «Господи, благослови, отче. Здыни же, Боже, ветри за святое море Окиян ко царю ко Трояну по тридевять ключев морских», «Здуни же Боже, с небесь ветри своим Святым Духом за святое море Окиян, ко царю ко Трояну, по те по тридевят ключеи морскихсвятаго моря
Окияна и царя Отрояна, и емли ту тридевят ключев святаго моря Окияна и царя Трояна». Тридевять (27) – число мифическое, священное, и в данном случае введено явно для увеличения действенности заговора. На деле же речь идет о трех ключах (три – священное число культа Трояна), которые Троян получает в загробном мире от спасенных девиц. Об этом повествуется во втором сказе о Трояне. Ключи эти – от трех миров, и «приобретение» сиих ключей в заговоре должно означать приобретение великой власти, власти над тремя мирами. В сказках, надо отметить, образы миров предельно упрощены – это золотое, серебряное и медное царства, дворцы или даже дома. Вместо ключей – яйца или яблоки, в которые девицы скатывают свои дворцы, и эта замена вполне понятна, ибо от яйца Рода зачался белый свет.Святой храм был уничтожен в 1127 г. богохульниками– христианами, под предводительством епископа Отто
Бамбергского, разрушившими Шецин. По хроникам известно, что при храме содержали священного вороного коня Триглава. Во время гаданий всенародного значения, коня трижды водили перед храмом через девять копий, лежавших на земле. Предсказание давалось жрецами храма, наблюдавшими за тем, заденет ли конь за копья или свободно пройдет через них: «Когда же они собирались в сухопутный поход, на врагов или ради добычи, то имели обыкновение исход дела предсказывать через него (коня) таким способом. Девять копий размещали на земле, в одном локте друг от друга. Оседлав и взнуздав коня, жрец, которому надлежало заботиться о нем, трижды проводил его через лежащие копья туда и назад. Если конь проходил не споткнувшись и не задев копий, это считали знаком удачи и спокойно выступали; если же наоборот, оставались»
(Герборд, «Житие епископа Оттона» (12 в.). Пер. Д. Дудко); «Кроме того, горожане имели обычай содержать коня превосходной стати, посвященного Богу Триглаву… Божественный конь, несомненно им (жрецом) наученный, приходил в установленное время и место, когда для
получения прорицаний сходился этот языческий народ, обманутый разными заблуждениями. Обычай же гадания был таков. Разбросав много копий, заставляли коня Триглава через них идти. Если ни одного из них, проходя, не касался, гадание считали благоприятным и, сев на коней,
отправлялись за добычей. Если же какое из них задевал, то полагали свое намерение отвергнутым божественным конем, и к гаданию прибегали, пока, по их мнению, не узнавали, когда следует плыть или идти в набег. От всего же захваченного имели обычай отделять десятину, и поскольку
Бога Триглава вопрошали во всех случаях, то упомянутые контины процветали» (Монах Прифлингенский, «Житие Оттона» (12 в.). Пер. Д. Дудко). На Руси, до недавнего времени, сохранялись подобные гадания с конем. Девушки, гадая о суженом, выводят коня из конюшни через оглобли — если конь зацепится, то муж будет злой; завязывают лошади глаза (!), садятся верхом и смотрят, куда та пойдет – в той стороне и замужем быть; слушают возле конюшни, если
лошадь фыркает или переступает копытами – замуж идти, а коли стоит спокойно – то пока еще нет. Известно изображение Трояна из щецинского святилища. Рисунок выполнен в античнообразной манере, говорящей о том, что художник само капище, несомненно, не видел и
рисовал с чужих слов. Но в любом случае ценность рисунка велика, ибо это одна из немногих картин, передающих облик изваяния Божества. На рисунке видим трехглавую фигуру, и это, несомненно, Троян, ибо он единственный трехглавый Бог Славян. Лица его молоды, юношеские.
Это соответствует представлению о возрасте Трояна, поскольку все три мифа о нем касаются его
юности и, следовательно, иконография должна отображать именно этот возраст. Младость лиц рисунка лишний раз подтверждает, что это изображение Трояна, а не Триглава Богов – Сварога, Перуна и Велеса. Ибо сии Боги изображаются зрелыми мужами при бородах. Неясно, почему Троян изображен обнаженным. Именно потому, что он Бог здоровья или же из-за попыток художника внести как можно больше античного? На груди обоими руками Троян держит нечто, больше всего напоминающее месяц. Известные мифы о Трояне и практика поклонения
ему не дают никаких оснований связывать культ Трояна с месяцем. Скорее всего, у Трояна в руках чаша, братина- копарь. Европейцы видевшие капище, вряд ли знали о подобных чашах с двумя вытянутыми боковыми ручками, а художник и вовсе преобразовал ее в некое подобие месяца.
Братина или ковш–черпак, чаша – главный атрибут Трояна. В нем он держит целебное питье. Ту же чашу мы видим и в родственных традициях: индийский Дханвантари держит в одной из своих рук, на уровне груди, сосуд с волшебным снадобьем, греческий Асклепий держит чашу с ядом–
лекарством (панацеей), обвитую змеей. Изображенный фрагмент представляет собой что-то вроде ниши, хотя речь идет о центре храма. Поскольку славянские храмы не были таковыми, можно считать подобную конструкцию плодом фантазии художника. Единственное, что должно привлечь внимание – это колонны со сводом ниши. Они дают некое общее представление о
реальной конструкции храма: несколько резных деревянных столбов – опор, на коих зиждется крыша. Очень важна для восприятия культа, обильно представленная на рисунке трехчастность
символов. Ступени, на которых стоит Троян, идут тремя полуокружностями. Колонны снизу и сверху украшены знаками трезубца, которые можно принять за декоративные короны. Видимая штриховка внизу колонны на светлой стороне, насыщена трезубцами. Наверху свода ниши также
угадывается трезубцы. По самому своду изображены шары – девять штук (три раза по три) и двенадцать (священное число Трояна).
Известен также еще один рисунок изображения Трояна. Разительные отличия в обоих рисунках позволяют относить их к разным изваяниям Трояна. На данном рисунке Троян
представлен живым, а не как изваяние. Судя по фигуре коленопреклоненной женщины, этот чур Трояна был сделан в человеческий рост. Расположение ног совершенно такое же, как у изваяния в Шецине, что возможно объясняется некими существовавшими канонами для изображения Трояна. Все три головы не человеческие. Посередь — голова орла (небеса), справа – голова льва (земля), слева – голова змеи (подземелье). Таким образом, символически изображается власть Трояна над всеми тремя мирами. Фигура одета лишь в набедренную повязку, что роднит ее с изображением из Шецина. Из троичной символики, здесь, помимо трех глав, виден лишь благословляющий жест правой рукой: большой палец и мизинец отведены в стороны (вероятно, прежде были сомкнуты в кольцо), а указательный, средний и безымянный пальцы изображают трезубец. Левая рука Божества отведена за спину, что следует понимать как отображение представлений о принадлежании Трояна так же и миру Нави. Ладонь левой руки, вероятно, опущена вниз, зеркально к правой ладони. Данное изваяние поразительно напоминает изображение индийского Бога здоровья Дханвантари. Одинаковое положение ног, чем-то неуловимо общий разлет рук, Триглав изображен облаченным лишь в набедренную повязку, а Дханвантари с обнаженным торсом. На западнославянских землях найдено несколько трехглавых изваяний связываемых с культом Триглава: каменный чур из Вакан (Хорватия), каменный чур из Глейберга (Дания), деревянный стержень с тремя бородатыми головами, увенчанный фаллической шапкой, Свенденборг (Дания, 10 век) (Славянские древности, Т. 2, с. 389). Кроме храма в Шецине имелись важные центы культа Трояна в замке Бранибор (современный Брандербург) и Волине (Юлин).



продолжение следует...

107
Нет комментариев. Ваш будет первым!